Сплетни

Каушалья даси: Махарадж Джайпура решил дать нам землю за храмом Говиндаджи. Прабхупада, решив, что мне, как женщине, будет сложно одной управляться с делами, послал мне на помощь Девананду и одного индийского брахмачари. Сразу скажу, что Махарадж, как только Прабхупада уехал, отозвал свое предложение и у нас в Джайпуре так и не появилось храма. Мы втроем возвратились в Майяпур, и вскоре повсюду разнеслись слухи, что у нас с Деванандой что-то там было.

Меня это сильно выбило из колеи. Я сказала Прабхупаде: «Прабхупада, мне невыносимо слышать все это. Я обреюсь наголо и пойду жить в какой-нибудь лесной ашрам. Я не хочу страдать, слыша незаслуженные упреки и грязные сплетни». Он ответил: «Тебе ли жаловаться? Посмотри, что говорят обо мне. Ты думаешь, что у тебя сложности? Каушалья, ты ищешь мира и покоя, но ты не найдешь их в материальном мире. Спокойствие ты найдешь только на Голоке Вриндаване в общении с Кришной». Он сказал: «Если ты обреешь голову и поселишься в далеком ашраме, я буду волноваться за тебя, поэтому ты не можешь так поступить. Ты должна остаться со мной». Я ответила: «Хорошо, пока останусь с Вами». На этом история завершилась.

(Сиддханта дас. Воспоминания о святом наших дней)

 

Горячие чатни

Малати: Однажды мы готовились к празднованию первого Радхаштами в Бери-Плейс. На полу кухни стоял большой котел со знаменитыми чатни Радхарани. Моя дочь вбежала в кухню и упала в эти чатни, которые были горячими, только снятыми с плиты. Несколько преданных расстроилось, так как думали, что теперь мы не сможем предлагать эти чатни. Они считали, что весь казан был испорчен. Когда Прабхупада услышал об этом, то немедленно вызвал меня и сказал: «Отвези ее к доктору». Прабхупада незамедлительно побеспокоился и проявил практичность. Остальные думали: «Ну что мы теперь будем делать с чатни?» Но Прабхупада думал: «Что мы должны делать по отношению к ребенку?» До сих пор у моей дочери остались шрамы от того чатни.

(Из книги Сиддханты пр. «Воспоминания о святом наших дней»)

Разум первого класа

Каушалья д.д.: Мы находились в Новом Дели во время войны в Бангладеше. Каждую ночь Шрила Прабхупада хотел работать, вести беседы с нами, давать даршаны и проводить встречи с разными людьми, но мы были вынуждены гасить свет с наступлением темноты в связи с указом правительства. Прабхупаде это не нравилось, поэтому я решила затемнить окна. Я навесила черную ткань поверх окон и в следующую ночь удивила его, включив свет. Он сказал: «О, Каушалья, ты затемнила окна. Это первоклассный разум! Разум первого класса – это когда человек делает то, что нужно сделать без всякой подсказки со стороны. Разум второго класса – это, когда я говорю: «Сделай это» и он делает. А разум третьего класса – это когда я говорю: «Иди и сделай это», человек скрывается за дверью, а затем возвращается и спрашивает: «И что я там должен сделать?»...

(Из книги Сиддханты пр. «Воспоминания о свято наших дней») 

Мгновение общения с чистым преданным

Шьяма Прия д.д.: Мое самое лучшее воспоминание о Шриле Прабхупаде – когда я впервые его увидела, прибывающего в храм Сан Диего. Он просто вышел из машины и бросил взгляд на меня, после чего я упала на землю, предлагая поклоны, что напомнило мне эпизод, когда Господь Брахма упал как палка перед Кришной после кражи пастушков. Взгляд Шрилы Прабхупады пронзил мое сердце. В тот момент я понимала, что он видел меня не как тело, но как душу и я знала, что он знал кем я являюсь: духовной душой, а не телом молодой девушки как все остальные относились ко мне. Это было необычайно очищающее мгновение в подтверждение того, что «мгновение общения с чистым преданным» может изменить вашу жизнь.

(С сайта "Связь с Прабхупадой" http://www.prabhupadaconnect.com/Remembering40.html)

Пури

Трибхуванатх: Однажды Прабхупада принимал прасад в своей комнате. Ямуна готовила, а Малати бегала вверх-вниз со свежими пури. Я слышал как она перемещается вверх и вниз по лестнице и эти звуки зачаровали меня, поэтому я высунул свою голову за угол и тут же увидел Малати, которая говорила: «Прабхупада, сколько пури вы можете съесть?» Пока Шрила Прабхупада почитал прасадам, она уже принесла ему множество пури. Глаза Прабхупады округлились и он сказал: «Больше, чем вы можете сделать» и рассмеялся. Казалось, он был в восторге.

(Из книги Сиддханты пр. «Воспоминания о святом наших дней», гл.9)

Отношение Шрилы Прабхупады к женщинам

Сарадия: «Вайкунтханатха и я были первыми преданными отправившимися в Тринидад, и когда мы там находились, практически единственное, что нас объединяло, это был сам Шрила Прабхупада. Мы поддерживали близкую связь с Прабхупадой через переписку, рассказывая ему о нашем прогрессе и посылая ему вырезки из газет, показывавших, чем мы занимались. На самом деле о нас написали в газетах в первый же день нашего приезда. Прабхупада был очень доволен нашими проповедническими усилиями. Прабхупада указал, что используя нашу супружескую жизнь для проповеди сознания Кришны, мы вернемся к Богу еще в этой жизни.

Подробнее: Отношение Шрилы Прабхупады к женщинам

Прабхупада откликался на те отношения, в которые с ним хотели вступить

Судама дас: Гаргамуни снял для Прабхупады квартиру. Это была настоящая дыра, грязная и мрачная. Шрила Прабхупада пришел туда с Говиндой даси. У Говинды даси были необычные отношения со Шрилой Прабхупадой. Она постоянно говорила ему: «Так не пойдет». Это было одним из необходимых условий для того, чтобы иметь возможность близко служить Шриле Прабхупаде. Здоровье его оставляло желать лучшего, и вы должны были поистине с отеческой заботой обращаться с ним. Иногда вам приходилось занимать довольно жесткую позицию, чего обычно нельзя делать в отношениях с гуру. Но Шрила Прабхупада, будучи настоящим вайшнавом, откликался на те отношения, в которые вы хотели с ним вступить. Если вам хотелось поспорить, он вступал в спор. Если я хотел готовить для него, делать ему массаж и убираться в его комнатах, он разрешал мне делать это, пока у меня сохранялось такое желание. Но возвращаемся к нашей истории. Итак, он входит в квартиру, и Говинда даси заявляет Гаргамуни: «Так не пойдет. Надо найти другое помещение. Шрила Прабхупада, как вам кажется?» Это она говорит Прабхупаде, который вырос в Калькутте. Говинда даси говорит: «Нет, нет и нет. Прошу прощения. Это мое последнее слово». Они с Гаргамуни отправляются на поиски нового жилья, а мы остаемся с Прабхупадой одни в этой квартире. 
(Из книги Сиддханты прабху "Воспоминания о святом наших дней")

«Побольше» слушай его

Гопавриндапал: Однажды в Майяпуре поздно вечером, часов в одиннадцать, я повторял свои круги на третьем этаже гостевого корпуса. Я часто повторял джапу там, и один из руководителей майяпурского храма сказал мне: «Как только ворота закрывают, я не хочу, чтобы их открывали для кого бы то ни было. Мне все равно, что они скажут». Я ответил: «Ладно. Я все равно повторяю здесь джапу допоздна. Я помогу тебе с этим». В этот вечер к воротам внизу подошла женщина. Она стала стучаться в те самые ворота, сторожить которые мне поручил старший вайшнав. Я просто сидел и повторял свою джапу. Я слышал, как женщина кричит: «Харибол!» — и дергает за створки ворот. Следуя приказу начальства, я просто не обращал на это внимания. Наконец, шум разбудил Шрилу Прабхупаду. Он вышел в коридор, вид у него был недовольный. «Почему там стучат?», — спросил он, и я ответил: «Понимаете, Прабхупада, такой-то свами приказал мне не впускать никого, как только ворота запирают». Прабхупада покачал головой. Он рассердился. «Пойдем», — сказал он, и мы стали спускаться по лестнице на первый этаж. Он своими руками отодвинул засов и впустил эту женщину, которая оказалась майяпурским поваром. Она работала с утра до ночи, и на ней держалась вся кухня. Он впустил ее, и они какое-то время поговорили. Затем он закрыл ворота и запер их. Мы пошли наверх, и всю дорогу он бросал на меня презрительные взляды. Я понял, что сделал что-то ужасное. Он спросил: «Почему ты не впускал ее?» Я повторил, что такой-то руководитель приказал мне никого не пускать. Он рассмеялся и ответил: «Побольше слушай этого свами». С той ночи я впускал всех и каждого. И я понял, что слушать надо не каждого свами подряд.
(Из книги Сиддханты прабху "Воспоминания о святом наших дней")

Вишакха д.д. - Прабхупада и санньяси

Вечно идти рядом с Прабхупадой

Каулини даси: Во время парада я заняла место возле самого колеса, рядом с Прабхупадой, и у меня на плечах сидел сын. Я помню, как я шла на протяжение всей процессии, не отходя от колеса» и Прабхупада время от времени смотрел на нас в знак признательности за наше участие и улыбался мне и моему сыну, который танцевал прямо у меня на шее. Прабхупада действительно был счастлив. Затем несколько раз он бросал на нас цветы, и мы ловили их. Я думала: «Я рядом с Прабхупадой. Он на колеснице, а я на земле», — и я почувствовала, что он давал мне силы, позволяющие вечно идти в этом параде. Прабхупада выглядел бодрым и счастливым, он был доволен праздником.
(По стопам Шрилы Прабхупады. Воспоминания. Глава 9, Май 1975 — Июль 1975. Составитель Ядубара дас)

Встреча великих личностей

Нанди даси: Преданные припарковались на одной из улиц по пути следования колесницы, Шрила Прабхупада вышел из машины пошел навстречу Ратха-ятре. Мне показалось, что расстояние было довольно большим. Прабхупада приближался к колеснице, и мне выпала удача наблюдать встречу великих личностей — Шрилы Прабхупады и Господа Джаганнатхи. Неожиданно в моем сознании преданные растворились, звук киртана ушея куда-то вдаль, а я словно в смотровое отверстие наблюдала, как Шрила Прабхупада и Господь Джаганнатха встречают друг друга. Я была незначительной в этом взаимообмене, — просто муравьем, получившим возможность увидеть это. Это было глубже любых других эмоций, которые я когда-либо испытывала. Это было запредельно материальному миру.
(По стопам Шрилы Прабхупады. Воспоминания. Глава 9, Май 1975 — Июль 1975. Составитель Ядубара дас)

Бывшая жена Прабхупады

Бхавананда: В какой-то момент бывшая супруга Прабхупады и его дочь оказались в затруднительном положении. Они жили в доме отца супруги на Махатма-Ганди-роуд, и там разразился семейный скандал. В результате дом был поделен на две части, и граница проходила прямо через ванную комнату. Это был настоящий дурдом, и супруге с дочерью приходилось весьма нелегко. Сын Прабхупады, Вриндаван Чандра, сообщил обо всем отцу, и Прабхупада велел мне и Тамалу отправляться в Калькутту, поговорить с супругой и дочерью и пригласить их переехать в Майяпур. Мы сказали: «Прабхупада, Вы — человек с мировым именем. Вы санньяси, и люди могут начать критиковать Вас за то, что Ваша супруга с дочерью живет в одном и том же месте, что и Вы». Прабхупада ответил: «Это не имеет значения. В экстренных случаях все иные соображения не учитываются, в том числе и принципы, связанные со статусом санньяси. И сейчас как раз тот случай».

(Из книги Сиддханты прабху «Воспоминания о святом наших дней»)

Быть близкой к Прабхупаде

Манджуали даси: Мы одели и украсили Божества, воскурили ладан и мирру. Включилась запись молитвы «Говинда», открылась дверь, и Прабхупада, словно лебедь, царственно вошел в алтарную. Это было незабываемое ощущение — проводить пуджу в присутствии Прабхупады.
Я была влюблена в этот процесс — в одевание Божеств, в любой аспект поклонения Им. Однажды Прабхупада долго стоял перед Божествами и внимательно смотрел на Них, а через некоторое время меня вызвали к нему. Это было впервые, и я подумала: «О Боже, что же я не так сделала?» Я сняла фартук и направилась наверх. Прабхупада сидел на асане. В лучах рассеянного солнечного света он казался золотым. Когда я вошла, он улыбался. Шрутакирти спросил меня: «Это вы одевали Божества?» Я кивнула. «Кришна очень красив. Спасибо тебе большое», — сказал Прабхупада. Я смутилась: «Спасибо вам, Шрила Прабхупада, потому что Кришны не было бы здесь без вас», А он повторил: «Спасибо тебе большое! Ты хорошо выполняешь служение». Он дал мне замечательное наставление: «Всегда служи Кришне, и твоя жизнь станет совершенной, и следующая жизнь будет совершенной, потому что ты вернешься к Богу». Затем он попросил Шрутакирти подать его кошелек. Он достал двадцатидолларовую банкноту, которая по тем временам представляла крупную сумму, и протянул ее мне: «Это на поклонение Божествам». Я сказала: «О, мы купим новые одежды для Них», — и он одобрил это: «Хорошо, очень хорошо! Продолжай в том же духе. У тебя очень хорошо получается». Я поблагодарила его за возможность выполнять это служение. Я порой сокрушалась о том, что никогда не имела возможности лично послужить Шриле Прабхупаде, так как не входила в его близкое окружение. Но это, в сущности, было не так, потому что главным было не физическое нахождение рядом с ним. Быть близким к Прабхупаде означало старательно выполнять свое служение, и Прабхупада находил способы дать нам свое общение. Этот короткий диалог с Прабхупадой — один из даров, который он преподнес мне.
(По стопам Шрилы Прабхупады. Воспоминания. Глава 9, Май 1975 — Июль 1975. Составитель Ядубара дас)

 

Прабхупада полностью вник в вопрос несмотря на занятость

Вишакха даси: Я написала статью для журнала «Обратно к Богу», изложив простым языком идею, что мы — не тело. К ней я нарисовала иллюстрацию, на которой я фактически расчленила человеческое тело на разные части — голову, грудь, ноги, руки — и попыталась указать, что мы не являемся этими частями. Редакторы хорошо отозвались о тексте, но усомнились в иллюстрации, сказав, что она слишком анатомическая. Однако они предложили мне спросить мнение Шрилы Прабхупады, воспользовавшись тем, что он как раз был в Лос-Анджелесе. Я пошла в комнату Прабхупады с макетом иллюстрированной статьи и объяснила ему содержание. Конечно же, ни я, ни редактор не подумали в этот момент, что у Прабхупады тысячи учеников, десятки храмов по всему миру и столько забот и ответственности. Однако он уделил все свое внимание своей незначительной ученице и ее статье на трех страницах. Он говорил со мной так, словно в те минуты ничего, кроме этой статьи, не существовало. Он полностью вник в мой вопрос и не торопился с ответом. Он внимательно разглядывал иллюстрации и обдумывал их. Вдумчивость Прабхупады стала для меня серьезным уроком в отношении принятия решений в сознании Кришны.
Статья была опубликована, мою иллюстрацию с частями тела использовать не стали, но вместо нее поставили рисунок одного из преданных.
(По стопам Шрилы Прабхупады. Воспоминания. Глава 9, Май 1975 — Июль 1975. Составитель Ядубара дас)

 

Она держится на духовной энергии

(Во время марафона по изданию Чайтанья-чаритамриты...)
Рагатмика даси: Я очень быстро печатала. Издатели постарались собрать всех бывших наборщиков и занять их в производстве книг Прабхупады, поэтому они вызвали меня из Нового Вриндавана в Лос-Анджелес. Это было мое самое нектарное служение. Рамешвара установил систему бытовой поддержки преданных, занятых в производстве. Определенная семья брала на себя заботы о поддержании какого-то преданного — его питании, стирке вещей. Чтобы наборные машины не простаивали, мы работали даже в ночные смены. В процессе работы, набирая текст, я наслаждалась нектаром Чайтанья-чаритамриты, играми и любовными отношениями между Господом Чайтаньей и преданными. Я обнаружила, что превзошла самую себя, набирая с огромной скоростью круглые сутки. Я останавливалась только затем, чтобы повторить круги, поесть и немного поспать. Однажды на утренней прогулке Радха-Валлабха сказал обо мне Прабхупаде: «Прабхупада, есть одна матаджи, которая практически не ест и не спит, Она печатает день и ночь». И Прабхупада сказал: «Она держится на духовной энергии».
(По стопам Шрилы Прабхупады. Воспоминания. Глава 9, Май 1975 — Июль 1975. Составитель Ядубара дас)

"Охрана" Шрилы Прабхупады

Рачитамбара даси: Я жила в Лос-Анджелесском храме в 1973-1976 гг. Когда приезжал Шрила Прабхупада, я вставала очень рано — иногда в час, иногда в половине второго ночи и направлялась в переулок, который находился с задней стороны храма. Ночью было темно и страшно, но я все равно шла туда, потому что оттуда можно было наблюдать за окнам комнаты Шрилы Прабхупады. Как бы рано я ни пришла на свой пост, он уже бодрствовал. Было лето, и окна были открыты. Иногда до меня доносилось его тихое повторение джапы, иногда я слышала, как Прабхупада переводит. Стоя внизу, я тихонечко повторяла джапу, представляя себе, что охраняю Шрилу Прабхупаду. Это был темный переулок, в окне был виден силуэт Прабхупады, и я боялась, чтобы к нему не забрался какой-нибудь злоумышленник. Это были времена покушений на Джона Кеннеди и Мартина Лютера Кинга, и я стояла там, повторяя мантру и охраняя покой Прабхупады. Так, во всяком случае, я рассуждала. Мне нравились эти ранние бдения, было ощущение, что я провожу это время рядом с Прабхупадой.
(По стопам Шрилы Прабхупады. Воспоминания. Глава 9, Май 1975 — Июль 1975. Составитель Ядубара дас)

Громкая джапа

Венугопала дас: На утренних прогулках Прабхупада повторял джапу, а мы вторили ему в унисон. Временами Прабхупада останавливался, что-то говорил, объяснял философский момент и шел дальше, повторяя джапу. Среди нас была матаджи по имени Рамания, которая повторяла очень громко. Из-за этого иногда невозможно было услышать, что говорит Прабхупада, слышать его слова могли только те, кто шел рядом с ним. И вот идет Рамания, очень громко повторяя джапу, а в атмосфере ощущается негодование преданных: «Убавь громкость, пожалуйста!» А Прабхупада вдруг говорит по этому поводу: «Хорошо повторяет. Прекрасное воспевание». Это поставило нас на место.
(По стопам Шрилы Прабхупады. Воспоминания. Глава 8, Апрель 1975 — Май 1975. Составитель Ядубара дас)

 

Во время посвящения в гаятри-мантры

Расагья даси: Я была в списке тех, кто должен был получить вторую инициацию во Вриндаване. Первую инициацию мы получали в Лос-Анджелесе, Шрила Прабхупада тогда не смог приехать, и посвящение нам дали от его имени старшие ученики. Но второе посвящение мы получали лично от Шрилы Прабхупады, и это было очень захватывающе. Сначала была церемония, потом мы выстроились в очередь под его комнатой и заходили по одному, чтобы получить гаятри-мантру. У меня тогда было не так много денег, поэтому я пошла и купила большую папайю, при этом подумав: «Подарю Прабхупаде фрукт, который он сможет съесть на завтрак». Я вошла и сказала: «Джая Шрила Прабхупада!» Он сидел в это время за столом, его нога была согнута в колене. Он похлопал по полу перед собой, как будто подзывая: «Иди-ка сюда». И я подбежала и села рядом. Я очень волновалась, но все же я хотела, чтобы мое произношение санскрита было правильным. Джаядвайта прабху как-то сказал мне, что у меня было очень правильное произношение санскрита, скорей всего, из-за моего немецкого происхождения, и я этим немножко гордилась. Прабхупада называл слова, одно за другим, а я повторяла и думала о том, чтобы лучше их произносить. Я чувствовала себя гордой и глупой одновременно. Потом Прабхупада спросил: «А ты знаешь, как отсчитывать?» Я ответила: «Да, я уже несколько лет наблюдаю, как преданные повторяют гаятри». Я подумала: «Господи, ведь я должна задать какой-то разумный вопрос», — но, разумеется, не могла ни о чем думать, так как была просто ошеломлена. Я поклонилась и вышла.
(По стопам Шрилы Прабхупады. Воспоминания. Глава 8, Апрель 1975 — Май 1975. Составитель Ядубара дас)

(на фото: Гаятри-инициация Вишакхи д.д.)

Всегда милостив

Вишалини даси: Тело Прабхупады перенесли на паланкине и ненадолго поставили под деревом тамал для даршана Божеств. В тот момент на Прабхупаде была величественная гирлянда, и, глядя на нее, я подумала: «Я хочу эту гирлянду». Тут же я почувствовала себя эгоисткой: «Перед тобой твой духовный учитель, а ты все время что-то хочешь от него». Устыдившись, я заплакала. Я ушла в угол двора и плакала, не переставая. В тот момент Вриндаванешвари, моя дочь, которой было всего два года, невзначай подошла к Прабхупаде, поклонилась, и не успела она встать, как гирлянда с Прабхупады упала на нее. Она побежала ко мне и сразу надела ее на меня. Я до сих пор храню эту гирлянду. Я высушила ее, обшила тканью, и мы надеваем эту гирлянду на тех, кто покидает свои тела. Милость Прабхупады всеобъемлюща.
(По стопам Шрилы Прабхупады. Воспоминания. Глава 12. Октябрь 1977 — Ноябрь 1977. Составитель Ядубара дас)

 

(на фото: Шрила Прабхупада и Пишима)